Вечерняя Москва

17 172 подписчика

Свежие комментарии

  • Вальтер Юпитер
    США откроют второй фронт на Украине!!! Скоро будет высадка американской пехоты в Одессе.Пентагон: США гот...
  • ОМСДОН
    Да уж, что дети малые и эти люди правят страной. Тысячу раз был прав Задорнов. Дебилы мля. Вертел вас Путин, на одном...«Вам он не отказы...
  • Алексей
    В студенческую пору работал я под Алма-Атой на уборке сахарной свеклы и подметил такую деталь, что там используют в  ...В США назвали при...

Красная стена: стойкость бойцов Калининского фронта сорвала немецкий план прорваться к столице

Красная стена: стойкость бойцов Калининского фронта сорвала немецкий план прорваться к столице

В год 80-летия с начала сражения «Вечерняя Москва» продолжает рубрику «Битва за Москву». Фашисты собирались взять советскую столицу в «клещи», обойти ее с севера и юга, затем жестокими авиационными и артиллерийскими налетами подавить сопротивление Красной армии и заставить защитников города сдаться. Три ударные группировки немецких войск должны были окружить столицу Советского Союза к середине ноября. Но у них ничего не вышло.

Особое значение германское командование придавало захвату города Калинина, исторической Твери. В первую очередь очень важно было перерезать стратегическую магистраль — Октябрьскую железную дорогу. Также отсюда немцы намеревались наносить удары еще и в направлении Ленинграда, Ярославля и Рыбинска. Уже через месяц после начала войны, в конце июля 1941-го, группе армий «Центр» было приказано выделить 3-ю танковую группу «с задачей наступать в направлении Калинина, перерезать коммуникации, соединяющие Москву и Ленинград…»

Гитлер верил, что победит СССР за 12 недель. Упорное сопротивление Красной армии не позволило немцам совершить «победный марш» с той скоростью, какую запланировал их фюрер. Но все же в начале октября они добрались до тверских лесов и болот.

С наскока захватить не получилось

В тревожном октябре 1941 года до полной катастрофы оставались считаные дни.

В гибельных котлах под Вязьмой и Брянском еще продолжали отчаянно сражаться наши окруженные войска, когда танки Гудериана пошли прямой дорогой на Москву с юга, а 9-я полевая армия вермахта вместе с 3-й танковой группой начали наступать в направлении на Калинин и Ржев. Здесь под натиском превосходящих сил противника войска обескровленных советских 22-й, 29-й, 30-й и 31-й армий отходили с боями все дальше и дальше.В неразберихе отступления в нашей обороне на калининском направлении образовался разрыв шириною около 80 километров. Туда и пошли немецкие танки.

На северном «роге» смыкающихся «клещей» действовало 20 процентов войск, предназначенных фашистами для захвата Москвы. Но даже не в количестве немецких дивизий было дело, а в их качестве.

К примеру, полностью укомплектованные 1-я танковая и 36-я моторизованная дивизии были одними из наиболее боеспособных в германском вермахте. Помимо большого количества танков, немцы располагали здесь большими массами пехоты на бронетранспортерах, самоходными орудиями и артиллерией на механической тяге. В советской Ставке Верховного Главнокомандования (ВГК) понимали, что, не встречая сопротивления, такая быстроходная военная армада способна дойти до Москвы очень скоро.

Действительно, до Калинина танки 1-й танковой дивизии вермахта добрались 12 октября быстро и беспрепятственно. Оборонительные рубежи, окопы и противотанковые рвы, выкопанные вокруг областного центра женщинами и подростками, занять было попросту некому.

Не из кого было советскому командованию организовать и оборону в самом городе. Однако с ходу, наскоком, германским войскам ворваться в Калинин все же не удалось. Дорогу врагу преградила отведенная в окрестности города для переформирования и пополнения наша 5-я стрелковая дивизия. Войсковое соединение участвовало в боях начиная с 22 июня и потеряло более 80 процентов личного состава и большую часть вооружений, но те бойцы, кто оставался в строю, встали в обороне Калинина насмерть. Бок о бок с красноармейцами дрались бойцы истребительного батальона НКВД, курсанты школы политруков и добровольцы. Записавшимся в ополчение горожанам перед немецким штурмом выдали старые, времен Первой мировой войны, канадские винтовки Росса, по 120 патронов к ним и по паре гранат. Дрались тверитяне до последнего патрона. В последующие дни немцы смогли подавить сопротивление в их опорных пунктах — дореволюционной постройки домах с толстыми стенами, только применив огнеметные танки…

Наш паровоз вперед летел

Наиболее ожесточенные бои в Калинине развернулись за мосты. Железнодорожный мост через Волгу фашисты смогли занять, но на насыпи огневой бой продолжался долго. Противники активно перебрасывались гранатами. Вдруг по железной дороге — наши войска с одной стороны, немцы с другой — на полном ходу в сторону города промчался воинский эшелон. Ошеломляя противника, в полную силу ревел паровозный гудок, а из «теплушек» спешенную мотопехоту врага на ходу поливали огнем из винтовок бойцы советского 190-го стрелкового полка. Через полчаса, прямо «с колес» этот полк вступил в бой в городе.

Увы, перевеса в силах это не принесло. Крупные соединения врага сдерживали всего несколько тысяч наших бойцов: атакующие превосходили обороняющихся по численности войск в восемь раз. Собрав силы в мощный кулак, 14 октября 1941 года немецкие войска захватили Калинин. Не полностью, уличные бои еще продолжались на окраинах города. Но времени и желания ожидать их окончания у генералов вермахта не было: впереди ждал главный (и уже близкий) трофей войны — Москва.

Боевой «креатив» лейтенанта Кацитадзе

Дальнейшее наступление в сторону советской столицы фашисты стремились развить, захватив Бежецк. Преградой на их пути стал мост через реку Тверцу. Обороняла его 5-я батарея 531-го легко-артиллерийского полка — четыре пушчонки, прозванные фронтовиками «Прощай, Родина!» Четыре выстрела немецких танков, и противопульная броня не спасла бы артиллеристов от верной смерти. Но командовал батареей умный офицер — лейтенант Александр Кацитадзе. Он нашел гениальное по простоте решение. Лейтенант замаскировал свои сорокопятки за глухими воротами домов и объяснил подчиненным, как действовать.

Как только на мост въехал первый немецкий бронетранспортер, ворота быстро открылись с помощью канатов, пушки прямой наводкой ударили по пристрелянному заранее месту и ворота сразу же закрылись. Немцы остались в «непонятках»: БТР горит вместе с экипажем и мотопехотой внутри, русских не видно. Подогнали технику, подцепили и отволокли горящую боевую машину в сторону. На мост въехал танк. Ворота открылись, грянул залп, ворота закрылись.

Два дня немцы не могли обнаружить, откуда стреляют советские пушки-«невидимки». Несколько раз вызывали авиацию. «Юнкерсы» снесли бомбами все в округе, кроме домов у самого моста — чтобы не повредить переправу на стратегически важное Бежецкое шоссе. Танки пошли вновь — и снова сгорели. И так раз за разом.

Потеряв шесть танков и два бронетранспортера, немцы оставили попытки прорваться за Тверцу. Задержка большой колонны бронетехники не позволила им развить наступление на Бежецк. 17 октября к реке Тверце подошли и заняли оборону красноармейцы 256-й стрелковой дивизии, и батарея Кацитадзе была отведена от моста. За этот уникальный бой лейтенант был награжден орденом Красного Знамени — весомой наградой для 1941 года. У него будет еще много орденов. Подполковник Александр Илларионович Кацитадзе дойдет до Берлина.

Фантастический рейд сержанта Горобца

…Сейчас пошел поток идиотических фильмов о войне. Осваивая бюджеты «на патриотизм», киношники лепят один за другим пропитанные фальшью комиксы, в которых картонные супергерои лупят фашистов, как персонажей в компьютерной игре-стрелялке, оставаясь при этом живыми, гладко выбритыми и в выглаженной парадной форме. Молодежь наша воспринимает эти фильмы как фантастику в стиле «милитари» и справедливо не верит увиденному, а значит, и не понимает, какой ценой была добыта Победа. Между тем реальная хроника войны, многие настоящие, а не придуманные ее эпизоды так и не легли еще в основу киносценариев и романов.

80 лет прошло со дня беспримерного боевого рейда советской 21-й танковой бригады в захваченный немцами Калинин, но подвиг наших героев 1941-го, к великому сожалению, так и не стал до сих пор хрестоматийным, известным в стране-победительнице каждому.

Это был отчаянный по дерзости бросок. Ранним утром 17 октября, сразу после выгрузки на станциях Завидово и Решетниково, 27 средних танков Т-34 и восемь легких Т-60 рванули на Калинин. Приказ: отбить город у врага. Рано пошедший в том году снег позволил им в густой белой пелене долго оставаться для немцев не обнаруженными. Когда противник понял, кто движется по дорогам в его тылах, танкисты стали пробиваться с боем. Огонь немецких противотанковых пушек выводил из строя одну боевую машину за другой. Погибли вместе с экипажами Герои Советского Союза комполка майор Михаил Агибалов и комбат капитан Михаил Лукин, удостоенные высокого звания за бои на Халхин-Голе. Оставшиеся танки продолжали атаковать.

К городу добрались лишь восемь боевых машин. Каждая из них успела нанести врагу немалый урон, но в неравных схватках на городских улицах экипажи погибали один за другим.

Кроме одного — экипажа везучего танка Т-34 под командованием старшего сержанта Степана Горобца. Боевая машина промчалась через весь Калинин, расстреливая, тараня и давя вражескую технику и живую силу. На Советской, центральной улице города, тридцатьчетверка протаранила немецкий танк, а на площади Ленина обстреляла только что обустроенную оккупантами военную комендатуру. Оставив немцев переживать дикую панику, Т-34 Степана Горобца по Московскому шоссе вышел к позициям нашей 5-й стрелковой дивизии. Ее артиллеристы, естественно, встретили прорывающийся со стороны позиций противника танк выстрелами прямой наводкой. Но удача и на этот раз хранила счастливый экипаж: танкисты прошли невредимыми и через «дружественный огонь».

В ходе фантастического рейда через Калинин экипаж Степана Горобца уничтожил танк, орудие, два десятка автомашин и до сотни солдат врага. Боевой счет погибшей почти в полном составе 21-й танковой бригады: 38 танков противника, до 200 автомобилей, 82 мотоцикла, около 70 орудий и минометов, 12 автоцистерн с горючим, несколько сотен немецких солдат. Но главным итогом беспримерного боя «советских спартанцев» стал срыв наступления фашистов, намеченного их командованием на 17 октября. Враг еще долго приходил в себя, подсчитывал потери и наводил порядок в своих дезорганизованных тылах.

Герой Советского Союза Степан Горобец погиб 8 февраля 1942 года подо Ржевом. В своем последнем бою его экипаж уничтожил три пушки, более 20 пулеметных точек и 12 минометов противника.

Остановили контратаками

Наладить оборону в Калининскую область был срочно направлен замкомандующего войсками Западного фронта генерал-полковник Иван Конев. «Я сразу попал в очень сложную обстановку», — напишет он в послевоенных мемуарах.

Но полководец не растерялся. Конев сумел восстановить в районе города линию советской стратегической обороны. 17 октября 1941 года решением Ставки ВГК был создан Калининский фронт. В его состав были переданы четыре армии Западного фронта. Войска возглавил Конев. Спешно сформированная оперативная группа генерал-лейтенанта Николая Ватутина — 20 000 штыков, 200 орудий и минометов, 20 танков — ударила по флангам вырвавшейся вперед группировки врага и 21 октября разгромила ее. Если бы не неудачный приказ «распатронить» это сборное формирование и раздать входившие в него части по армиям, то Ватутин, как считают многие военные историки, мог бы на плечах бегущих немцев ворваться в Калинин и освободить город еще в конце октября. Но случилось так, как случилось. В любом случае, это был значимый успех. Линия обороны на северо-западе от Москвы стабилизировалась.

Немцы в ожесточенных октябрьских боях на территории Калининской области потеряли до двух третей своих танков. Например, в 1-й танковой дивизии вермахта из 111 боевых машин в строю остались всего 36.

23 октября 1941 года командующий германской группой армий «Центр» генерал-фельдмаршал Федор фон Бок подписал директиву о приостановке наступления на Москву со стороны Калинина. Северный «рог» гитлеровских войск, наступающих на Москву, был обломан.

ЦИФРА

13 лучших дивизий германской группы армий «Центр» разбили или сковали боями бойцы Калининского фронта в октябре 1941 года.

ЦИТАТА

Бэзил Генри Лиддел Гарт, военный историк (1895–1970):

— Победа под Москвой была одержана прежде всего мужеством и стойкостью русского солдата, его способностью выносить тяготы и непрерывные бои в условиях, которые прикончили бы любую западную армию.

РЕПЛИКА

Опасность была явной и непосредственной

Виктор Сокирко, обозреватель:

— Надо признать, что в начале октября 1941 года советское военное командование не ожидало появления непосредственно угрожающего Москве калининского операционного направления. Но когда опасность стала явной и непосредственной, Ставка ВГК начала действовать решительно. Да, Калинин не удержали, но сразу за ним вцепились в каждый клочок земли.

В Калининскую область под начало будущего Маршала Советского Союза Ивана Конева стали перебрасывать войска из скудных резервов и с других фронтов. Буквально с ходу бросая их на передовую для затыкания брешей в боевых порядках, Конев контратаками и встречными боями начал сбивать наступательный порыв ударных частей вермахта. Важно, что Ставка дала ему авиацию, и в тверском небе закипели воздушные бои, каких по интенсивности не было еще в ходе Великой Отечественной войны. Героические действия войск Калининского фронта не допустили развития немецкого наступления на Москву с северо-запада. Фашисты не смогли перебросить завязшую там ударную группировку танковых и мотопехотных дивизий против нашего Западного фронта, где в октябре 1941 года обстановка была наиболее сложной.

Красная стена: стойкость бойцов Калининского фронта сорвала немецкий план прорваться к столице

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх