Вечерняя Москва

17 206 подписчиков

Свежие комментарии

  • Konstantin Петров
    А одернуть вассала воссали?В Кремле прокомме...
  • Nina Shab
    Сама по себе идея о переименовании - кретинская, идиотическая.СМИ: Переименован...
  • Сергей ЕВ
    Молодцы китайцы, народа у них хватает, поэтому исследуют на своих перед Новым годомВ Китае обнаружил...

Лес как брат родной: история лесовода Кузьминского лесопарка Михаила Смирнова

Лес как брат родной: история лесовода Кузьминского лесопарка Михаила Смирнова

Почти полвека работает в Кузьминском лесопарке лесовод Михаил Федорович Смирнов. За это время он высадил больше миллиона деревьев.

Михаилу Смирнову, заслуженному лесоводу России, недавно исполнилось 86 лет, но на пенсию он не торопится. Последние несколько лет трудится в должности главного специалиста отдела благоустройства и содержания природных территорий «Кузьминки-Люблино».

— Для меня этот лес — все равно что брат родной, — говорит Михаил Федорович, предлагая прогуляться с ним по рыжим осенним аллеям. Каждый свой рабочий день он начинает с обхода территории — смотрит, все ли в порядке, нет ли поврежденных деревьев и кустарников. По дороге собирает плоды и семена растений.

— Сейчас можно высаживать сосну, березу, лиственницу, клен, рябину… — рассказывает Смирнов. — Но это должны быть саженцы. А семена сначала нужно посеять в ящики с мокрым песком, подождать, пока семечко прорастет, и уже тогда высаживать.

Случится это не раньше весны. А пока Михаил Федорович аккуратно сортирует собранный «урожай».

— Вот тут у меня конский каштан, — высыпает в ящик каштановые орехи Смирнов. — Вот тут терн, кизил, шиповник, барбарис… А вот это — мелкая-мелкая — спирея калинолистная.

Детей и взрослых, которые хотят узнать больше о растительном мире Кузьминского лесопарка, Михаил Федорович приглашает в созданный им дендросад.

Он раскинулся рядом с эколого-просветительским центром природных территорий «Кузьминки-Люблино». Здесь растут деревья и кустарники 70 пород. Среди них есть, например ольха, кедр, привитый на сосну, бархат амурский.

— Бархатом его прозвали, потому что у него кора мягкая, — поясняет Михаил Федорович.

Это дерево он сам вырастил из подаренного ему ореха. Но особая гордость Смирнова — высоченные ели. Выглядят они вековыми. На самом деле им всего 47 лет. Он посадил их, когда только пришел работать в этот лесопарк. Тогда еловые саженцы едва ли доставали ему до колена.

— Никто не верит, даже специалисты переспрашивают возраст, — хитро улыбается Смирнов. — Все дело в правильном уходе.

Уроки от деда

Любовь к лесу у него в крови. Михаил Смирнов — лесничий в седьмом поколении.

— Нашей династии больше 200 лет, — уточняет Михаил Федорович. — Хорошо помню своего деда: здоровенный такой дядька был, богатырь. Ходил босиком до самых морозов. Но когда надо было идти к начальству, надевал мундир — ох, и красивый! Столько у него наград было всевозможных! Дед Смирнова отработал лесничим 70 лет. Свои знания он стал передавать внуку, едва тому исполнилось пять лет. Запрягал лошадь, сажал Мишутку в таратайку и ехал с ним в лес. По пути делал частые остановки — рассказывал о растениях, которые они встречали.

— Однажды едем с ним вдоль поля, и он вдруг — тпру! — останавливает лошадь, слезает, нагибается, берет змею и под рубашку себе закладывает, — вспоминает Михаил Федорович. — Я испугался, кричу ему: «Деда-деда! Она же кусается!» А он мне в ответ басит: «Не укусит, не укусит». Доехали до края леса, выпустили. Оказалось, это ужик. Так я узнал, что не все змеи опасные.

Детство Смирнова, по его же словам, прошло в нижегородских лесах. Зверья там много всякого водилось, но он, воспитанный дедом, никого не боялся.

— К животным с уважением нужно относиться, — говорит Михаил Федорович и рассказывает случай, который сейчас кажется смешным, а тогда было не до смеха. — Мать как-то раз собирала малину вместе с медведем.

У нее было место секретное, она про него никому не рассказывала. И вот как-то раз слышит шорох по ту сторону куста. «Ну, — думает, — выследили». Кричит: «Эй! Кто там?» А медведь как рявкнет в ответ. Хорошо, все обошлось.

Семья у Смирновых была большая — только детей девять человек. Времена тяжелые, послевоенные. Отца и деда уже не стало. Чтобы как-то помочь матери, будущий лесничий с 12 лет подрабатывал в лесном хозяйстве: пропалывал в питомниках грядки, на которых росли хвойные деревья, собирал семена и живицу — сосновую смолу. Делал все на совесть, вот старший лесничий его и заприметил.

— Все время мне повторял: «Тебе надо учиться, ты должен быть лесничим», — продолжает Смирнов.

С такой установкой и характеристикой от наставника, окончив семь классов, он и поступил в двухгодичную лесную школу.

Повороты судьбы

— А я ведь мог в милиции служить, — заявляет вдруг Михаил Федорович.

Отучившись на младшего лесовода, он по распределению попал в Ростов Великий. Работал помощником лесничего и одновременно ходил в вечернюю школу. Получив аттестат зрелости, уехал в Ленинград, где и поступил в училище МВД. Однако быстро понял, что не может жить без леса, подал рапорт на отчисление — и… его забрали в армию.

— Попал на Северный флот, — уточняет Смирнов. — Служил на кораблях, которые обслуживали подводные лодки, и страшно скучал по лесу.

Так судьба привела его в Москву, где он поступил в Лесотехнический институт. Уже с высшим образованием Михаил Смирнов десять лет заведовал лесами ближнего Подмосковья, пока в декабре 1973 года его не назначили лесничим Кузьминского лесопарка.

Именной пруд

— Территория огромная, а порядка не было, — рассказывает о том, с чем столкнулся, Михаил Федорович. — Лесники отмечались с утра и пропадали на весь день.

Пришлось наладить дисциплину, объяснить лесникам, что они должны охранять лес, в том числе от пожаров. Костры, разведенные в неположенных местах, брошенный в траву окурок могут стать причиной катастроф. Летом 1972 года из-за лесных пожаров вся Москва была в дыму. Досталось и Кузьминскому лесопарку.

— По документам-то все было нормально, а на самом деле сгорело 40 гектаров, — качает головой Смирнов.

Чтобы восполнить утраты, лесничий разбил шесть питомников. Если до прихода Смирнова на территории лесопарка высаживали по 3–4 тысячи деревьев и кустарников в год, то уже при нем — не менее 100 тысяч.

Среди других проблем, которые достались ему в «наследство» от предыдущего лесничего, — огромная свалка. Еще в 1950-х годах для строительства МКАД в границах лесопарка заложили карьер. Несколько лет из него выбирали песок, а после превратили в мусорный полигон. Став лесничим, Михаил Смирнов не просто сравнял с землей свалку, а превратил этот участок в сосновый бор. Также он нашел способ, как, не потратив ни рубля, обустроить в парке пруд, который его предшественник за бюджетные средства уже «выкопал» на бумаге. Михаил Федорович договорился со строителями нефтепровода Ярославль — Москва. Им нужен был грунт, чтобы создать «подушку безопасности» для трубы.

— На глубине около трех метров мы попали на родники, — делится деталями Смирнов. — Вода чистая-чистая, как слеза.

Вскоре новый пруд, который в народе прозвали Мишкин, облюбовали рыбаки.

Медвежья мебель

Для посетителей лесопарка Михаил Федорович создавал уютные места отдыха. Он предложил из старых спиленных деревьев — кругляка — делать беседки, навесы, диванчики и другую парковую мебель. По стилю она напоминала предметы интерьера избушек из русских сказок, в том числе домик для трех медведей. Может быть, поэтому ее стали называть «медвежья».

— Мы выставляли свою мебель на ВДНХ, — рассказывает Смирнов. — На этой выставке побывали космонавты, им так понравился наш детский городок, что они попросили сделать такой же в Звездном — к приезду американских астронавтов, которых ждали вместе с женами и детьми.

Успехами лесовода интересовались на самом высшем уровне. Однажды его приглашали работать главным садовником при посольстве СССР в Великобритании, но он отказался — не смог бросить родные Кузьминки. О своем решении ни капли не жалеет, ведь и сегодня Михаил Федорович занимается любимым делом.

— Лесничий в первую очередь думает не о себе, а о лесе, — говорит Смирнов и признается, что немного грустит, от того что в современном мире компьютерные технологии вытесняют живое общение с природой.

СПРАВКА

Природно-исторический парк «Кузьминки-Люблино» включает в себя усадьбы Люблино и Влахернское-Кузьминки, парк культуры и отдыха «Кузьминки» и массив Кузьминского лесопарка. На территории лесопарка растут 78 видов деревьев и кустарников. Основная порода — сосна обыкновенная, она занимает 58 процентов всей площади. В центральной части Кузьминок сохранились старые липовые аллеи, а также отдельно стоящие дуб, вяз и лиственница возрастом 200–250 лет. Из животных встречаются около десяти видов млекопитающих: белка, заяц, еж, крот, ласка и другие.

Лес как брат родной: история лесовода Кузьминского лесопарка Михаила Смирнова

Лес как брат родной: история лесовода Кузьминского лесопарка Михаила Смирнова

Лес как брат родной: история лесовода Кузьминского лесопарка Михаила Смирнова

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх