Вечерняя Москва

17 206 подписчиков

Свежие комментарии

  • Konstantin Петров
    А одернуть вассала воссали?В Кремле прокомме...
  • Nina Shab
    Сама по себе идея о переименовании - кретинская, идиотическая.СМИ: Переименован...
  • Сергей ЕВ
    Молодцы китайцы, народа у них хватает, поэтому исследуют на своих перед Новым годомВ Китае обнаружил...

«В 82 года я осталась бомжом»: как доверчивая пенсионерка лишилась единственного жилья

«В 82 года я осталась бомжом»: как доверчивая пенсионерка лишилась единственного жилья

Надежда Михайловна Данилова — 82-летняя пенсионерка, проживающая в деревне Ожигово в Новой Москве. Активная и бодрая старушка с властным голосом, но добрым взглядом, входит в число людей, о которых говорят — местный старожил. И правда, Михайловна, как ее называют деревенские, всю жизнь, сколько себя помнит, живет здесь. И не просто живет, а работает на общественных началах старостой, всей душой болеет за судьбу своего края, решает любые проблемы, которые возникают в деревне, и помогает односельчанам. Где-то мусор не убрали или забыли осветить территорию? Михайловна заставит коммунальщиков поработать. Лихо управляется с теми, кто осмеливается ее ослушаться. Словом, спуску не дает никому. Еще бы, ведь у Надежды Михайловны выдающееся прошлое. Она выжила в тяжелые военные годы, смогла оправиться после сложной операции. Не отчаялась, когда получила инвалидность. Благодарностями и грамотами за выдающиеся достижения и большой вклад в благоустройство Ожигова заставлены практически все полки ее скромного жилища. Про саму бабу Надю можно сказать: «Гвозди б делать из этих людей: крепче б не было в мире гвоздей». И, казалось бы, что могло произойти с такой выдающейся личностью? Но произошло самое настоящее горе — предательство, и что печальнее всего — со стороны близких родственников.

«Ресторан закончился»

Эта история началась шесть лет назад. Надежда Михайловна жила себе спокойно в своей родной красивой избе-пятистенке, которую в 25 лет своими же руками построила вместе с родным братом. Но в один прекрасный день все изменилось, когда в жизни пожилой женщины появились родственники — племянница Наталья, ее муж Андрей и дочь Оксана. Как рассказала «Вечерней Москве» сама Надежда, племянница пообещала перевезти ее из старого деревенского дома в коттедж со всеми удобствами и заботиться о ней. Женщина обрадовалась: живет одна, детей нет, муж давно умер. В обмен на обещанную заботу старушка передала право собственности на свою квартиру в Наро-Фоминске внучатой племяннице, которой несколькими годами ранее ту же самую квартиру завещала. Сделала она это через договор купли-продажи, чтобы родственники не платили налог по договору дарения, ведь денег у них для этого не было. К слову, денег в сделке не было вообще — никто никому ничего не платил, родственники же.

Договор заключили в марте 2015 года, в то время, когда сама Надежда Михайловна лежала в больнице из-за проблем с сердцем. По словам женщины, у нотариуса документы не заверяли, никаких расписок, само собой, не было. Как позже рассказала риелтор, принимавшая участие в сделке, она не видела, как стороны передавали друг другу деньги. Так собственницей квартиры стала Оксана, а Надежда по условиям договора могла в ней проживать, по этому же адресу осталась и ее прописка.

— Я до этого перенесла сложнейшую операцию, мне удалили одну почку, процедура была тяжелой — еле осталась живой, — рассказывает Надежда. — Я находилась в таком состоянии, что даже не читала бумаги, которые мне давали на подпись. Да и зачем, я же им доверяла. Человек я честный и не буду отрицать, что там моя подпись.

Но обещанного коттеджа не случилось. Примерно в 2018 году родственники выкупили вторую половину дома у другого племянника старушки и переехали в Ожигово, чтобы якобы заботиться о ней. Поначалу так и было: о Надежде заботились. Впрочем, как рассказала «ВМ» Надежда Михайловна, вся забота выражалась в том, что ей на обед давали тарелку супа и на ужин второе — сосиску или котлету и гарнир. Всем остальным женщина обеспечивала себя сама: сама покупала продукты и ухаживала за собой. При этом на продукты для обеда она давала деньги — по десять тысяч рублей каждый месяц.

Что касается удобств, то и с ними все вышло не так гладко: душ, туалет, водопровод и канализация появились, но только не у Надежды Михайловны, а у племянницы, но за счет старушки.

— А ведь в моей части дома нет абсолютно никаких удобств. Туалет, ванная комната, душевая — все эти блага цивилизации отсутствуют, — рассказывает женщина. — Поначалу они пускали к себе в дом, чтобы я могла помыться, посетить уборную. Да и двор у нас был общий на задней стороне участка.

Но в мае 2021 года произошел конфликт: родственникам, как рассказывает Надежда, надоело заботиться о старушке. Со словами «ресторан закончился» они отказались ее кормить.

— Мне в лицо сказали, что я никто, помогать мне они больше не будут, — говорит Надежда Михайловна.

Чтобы пенсионерка больше не наведывалась в гости к родственникам, они отгородились глухим забором от пожилой женщины, а до этого повесили замок на уличный туалет, лишив женщину даже таких удобств.

Оказавшись одна, Надежда Михайловна потребовала вернуть ей квартиру, чтобы продать ее и на эти деньги нанять себе сиделку (чтобы ухаживала за ней в будущем). Но родственники отказались. Вернуть свое жилье женщина попыталась, обратившись в полицию, было это еще в июле этого года, однако никакого ответа на ее заявление не было. Тогда Надежда обратилась в прокуратуру Наро-Фоминска.

Надежда Михайловна — человек доверчивый, поэтому несколько лет назад свою половину дома она по договору дарения оставила еще одному племяннику, он, правда, пообещал отказаться от жилплощади, но сейчас формально у женщины нет своего жилья:

— В 82 года я осталась бомжом, лишившись квартиры и половины дома. Я живу здесь только благодаря своему племяннику, который меня не выгоняет, а пытается помочь в моей проблеме. Родных у меня больше нет.

Потрепала нервов

Корреспондент «Вечерней Москвы» попытался связаться с Натальей и ее супругом, но дверь дома ему никто не открыл, на звонки никто не ответил. А вот ее дочь Оксана и ее муж на контакт пошли. Супруги, которые являются сегодня владельцами той самой «проданной» квартиры, уверяют, что три миллиона рублей, указанные в договоре, женщине были выплачены, а сами они не могут понять, чем пенсионерка недовольна:

— Для того чтобы выставить своих родственников мошенниками, для этого нужны факты. А то, что она «песни поет», мол, ей деньги не заплатили, — это ложь. Нервов она нам потрепала достаточно, — рассказал муж Оксаны.

На вопрос корреспондента «ВМ» о том, имеются ли документальные подтверждения факта передачи денежных средств за недвижимость, собеседник дал положительный ответ, однако предоставить доказательства отказался.

Не смогла семейная пара подтвердить и законность проведенной сделки «купли-продажи» квартиры. Оксана сообщила, что все документы о проведенных операциях с недвижимостью двоюродной бабушки «у нее на руках». Однако она не будет демонстрировать их представителю СМИ:

— Я ничего присылать не буду, у меня все на руках — копии документов, печати, все бумаги нотариально заверены. Вас просили больше сюда не звонить, — заявила Оксана.

Условия, в которых живет Надежда Михайловна, ужасают. Прихожая в доме напоминает строительную площадку — везде пыль, опилки. Пол усеян инструментами и тряпками — это старушка уже сама на последние сбережения наняла рабочих, чтобы обустроить в доме туалет и душ. Сейчас уборной нет, ютиться женщине приходится в небольшой комнате, а умываться — в кухне. Создавать уют вокруг себя пенсионерке приходится за свои сбережения. Чтобы принять душ или постирать белье, ей приходится ходить к соседям.

Кто защитит стариков

Случай с Надеждой — далеко не единственный. Как рассказал «Вечерней Москве» источник в правоохранительных органах, только за период с января по сентябрь 2021 года в Московской области по статье «Мошенничество» было зарегистрировано 1210 уголовных дел, в которых потерпевшими являются пенсионеры. За прошлый год было зарегистрировано 956 таких дел.

Однако вернуть бывшую собственность не так просто. Срок исковой давности по сделкам с недвижимостью составляет три года, хотя суд в отдельных случаях может и увеличить его. По словам юриста по недвижимости Дмитрия Никитина, в ситуации Надежды Михайловны очевидны грубые нарушения ее прав при заключении сделки:

— Учитывая все обстоятельства этого случая, сделка была оформлена на заведомо невыгодных для пенсионерки условиях. Срок исковой давности не продлевается, если у человека имеется инвалидность, но есть исключения. Если владелец недвижимости идет на такой шаг, находясь в медицинском учреждении или после тяжелых медицинских процедур, то при оформлении искового заявления этот фактор могут учесть. Человек после медицинской операции в таком возрасте мог не понимать, что подписывает.

Как рассказал в беседе с «Вечерней Москвой» председатель Комитета Государственной думы по труду, социальной политике и делам ветеранов, замруководителя фракции ЛДПР Ярослав Нилов, мошенники сегодня используют различные способы для обмана пенсионеров — уязвимой группы населения. При этом преступники делают свою «работу» настолько тонко, что доказать факт мошенничества с их стороны зачастую крайне сложно. Мошенничество, связанное с завладением имущества незащищенных граждан, — старая история. По словам депутата, чтобы избежать таких преступлений, проблему стоит решать комплексным подходом:

— Для отдельных, уязвимых, категорий граждан должен быть контроль со стороны социальной защиты. Для каких-то сделок должен вводиться полный запрет, какие-то сделки должны быть зарегистрированы нотариально. И социальная реклама должна работать. Также у нас есть юридические фирмы, которые работают на государство. Они должны бесплатно оказывать юридическую помощь незащищенным людям.

По словам Нилова, органы регистрации сделок с недвижимостью уязвимой группы людей должны более внимательно относиться ко всем операциям с жильем: подробно проверять документы, в случае сомнений сразу же отправлять их на дополнительную проверку.

Председатель президиума Союза пенсионеров России, экс-глава Комитета Совета Федерации по социальной политике Валерий Рязанский в комментарии «ВМ» также выступил за проведение сделок с недвижимостью пенсионеров исключительно в присутствии третьего, независимого лица — например, соцработника.

— Что касается конкретного случая, речь идет о том, что эта семья не является семьей, к сожалению. То ли плохое воспитание, то ли бесчеловечность приводят к такого рода результатам. А с юридической точки зрения надо вводить дополнительные меры защиты пожилых людей от таких ситуаций. Они должны быть и в нотариате, и в системе регистрации. Все документы должны перепроверяться, важно спрашивать человека о необходимости сделки, не исходить из формальных доверенностей. Некий внешний наблюдатель должен присутствовать. Это может быть нотариат или лицо из соцслужб, — сказал Рязанский.

Третья сторона не только поможет проверить все документы для сделки, но и отследить передачу денег продавцу недвижимости, тем более если покупка проходит за наличные деньги. По мнению Рязанского, сделки купли-продажи для пожилых людей вовсе стоит проводить только через безналичный расчет.

— Такие процедуры должны быть застрахованы безналичной операцией. Перевод на карту, счет, книжку. По крайней мере, если случилось самое плохое, у человека были бы средства приобрести свой угол, в котором можно дожить до конца дней своих и не очень добрым словом вспоминать своих ближних родственников, — отметил собеседник издания.

Помочь уязвимой группе людей вернуть жилье, потерянное из-за мошеннических действий, может увеличение срока исковой давности по сделкам с недвижимостью. Как подчеркнул Рязанский, для защиты пожилых людей это стало бы действенным механизмом.

Как стало известно «Вечерней Москве» накануне выхода этого материала в свет, по заявлению Надежды Михайловны было возбуждено уголовное дело.

«В 82 года я осталась бомжом»: как доверчивая пенсионерка лишилась единственного жилья

«В 82 года я осталась бомжом»: как доверчивая пенсионерка лишилась единственного жилья

«В 82 года я осталась бомжом»: как доверчивая пенсионерка лишилась единственного жилья

«В 82 года я осталась бомжом»: как доверчивая пенсионерка лишилась единственного жилья

«В 82 года я осталась бомжом»: как доверчивая пенсионерка лишилась единственного жилья

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх